Притчи‎ > ‎

Притча о сеятеле

( Мф.13,3-8; Мр.4,3-8; Лк.8,5-8)

Вот, вышел сеятель сеять. И когда он сеял, иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то; иное упало на место каменистые, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока. Когда же взошло солнце, увяло, и, как не имело корня, засохло. Иное упало в терние и заглушило его. Иное упало на добрую землю и принесло плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же тридцать. - Сеятелем называет Себя Самого, а семенем - Свое слово. Вышел же Он не на одно какое-либо место, потому что был везде; но так как Он приблизился к нам плотию, то и говорится, что Он вышел из Отеческих недр. Он Сам вышел к нам, потому что мы не могли прийти к Нему. И для чего же вышел? Для того ли, чтобы зажечь землю по множеству терния? Или для того чтобы наказать? Нет, для того, чтобы сеять. Семя называет Он Своим, ибо и пророки сеяли семя, но не свое, а Божие. А Он, как Бог, сеял собственное семя, поелику не по благодати Божией сделался мудрым, но Сам был Премудрость Божия. Означенные словами при дороге суть люди ленивые и нерадивые, которые совсем не принимают слова, потому что их мысль - как бы утоптанная и жесткая дорога, нисколько не вспаханная. Поэтому семя слова похищают у них птицы небесные, то есть духи воздушные - бесы. Под каменистыми местами разумеются те, которые внимают слову, но по немощи своей не борются с искушениями и скорбями и, продав спасение за мирские блага, погибают. Под воссиявшим солнцем должно разуметь искушения, более того, искушения, подобно солнцу, освещающему сокровенные места, обнаруживают людей и показывают, каковы они. Это говорит о тех, которые заглушают слово житейскими заботами. Так, богатый, хотя по видимости делает доброе дело, но его дело, которому препятствуют житейские заботы, не растет и остается безуспешным. Три части семени погибли, уцелела только четвертая, ибо не много спасшихся. О доброй земле говорит после, дабы подать нам надежду покаяния, ибо всякому можно сделаться доброй землей, хотя бы кто был каменистым местом, или лежал как дорога, или попирался демонами, или же был тернием. Не все, принявшие слово, приносят плод одинаковый. Один приносит сто, например тот, кто совершенно нестяжателен и ведет строго подвижническую жизнь; другой - шестьдесят - это, по моему мнению, общительный монах, который еще и житейскими делами занимается; третий приносит тридцать - это человек, избравший честный брак и со всевозможным усердием упражняющийся в добродетелях. Смотри: благодать Божия принимает всех, как много, так мало и средственно приносящих плод.(Мф,13,3-8).

Слушайте: вот, вышел сеятель сеять; и когда сел, случилось, что иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то. Иное упало на каменистое место, где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока; когда же взошло солнце, увяло и, как не имев корня, засохло. Иное упало на терние, и терние выросло, и заглушила семя, и оно не дало плода. И иное упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто. И сказал им: кто имеет уши слышать, да слышит! Когда же остался без народа, окружающие Его, ВМЕСТЕ с двенадцатью, спросили Его о притче. И сказал им: вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах; так что они своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, а не разумеют, да не обратятся, и прощены будут им грехи. - Первую притчу предлагает о семени, дабы сделать слушателей более внимательными. Так как Он намерен сказать, что семя есть слово и что оно, упав в невнимательных, пропадает, то говорит об этом прежде всего, дабы слушатели постарались быть внимательными и непохожими на ту землю, которая губит семя.

Но кто такой сеятель? Сам Христос, Который, по человеколюбию и снисхождению, неотлучно исшел из Отчих недр, - исшел не для того однако, чтобы сожечь проклятую землю и злые сердца, не для того, чтобы выполоть терния, но чтобы сеять семя. Какое семя? Не Моисеево ли? Не семя ли пророков? Нет, Свое, то есть чтобы проповедать Свое Евангелие. Он, и сеял, но из семян одно пало на душу, подобно дорогу, попираемую многим и птицы небесные, то есть демоны, царствующие в воздухе, пожрали это семя. К таким людям относится человекоугодники - они то же, что дорога, попираемая многими. Кто все только делает для угождения тому или другому, тот бывает, попираем многими.

Но Господь не сказал, что семя брошено при дороге, но что оно упало при дороге, потому что сеятель бросает семя на землю как на добрую, а она сама уже, оказавшись худой, губит семя, то есть слово. Впрочем, некоторые хорошо принимали "упавшее при дороге" в том смысле, что оно пало на неверное сердце. Ибо дорога есть Христос, а находящиеся при дороге суть неверные, которые вне дороги, то есть вне Христа. Другое семя упало на каменистое место - пало на душу тех, которые легко принимают слово, но потом отвергают. Они каменисты как несколько уподобившиеся камню, то есть Христу, поскольку приотвергают, то через это теряют и подобие. Иное семя упало в терние - на душу, пекущуюся о многом, ибо терние суть житейские попечения. Но четвертое упало на добрую землю. Итак, смотри, как редко добро и как мало спасающихся! Только четвертая часть семени оказалась уцелевшей!

Когда же собралось множество народа, и из всех городов жители сходились к Нему, Он начал говорить притчею: вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его; а иное упало на камень, и взойдя, засохло, потому что не имело влаги; а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его; а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да услышит! Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия? Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют. - Ныне сбылось то, что давно сказал Давид от лица Христова. Открою, сказал он, уста мои в притче. Господь притчами говорил по многим причинам, чтобы слушателей сделать более внимательными и возбудить ум их к наследованию того, о чем говорится (ибо мы, люди, обыкновенно более занимаемся прикровенными речами и на ясные мало обращаем внимания), и чтобы недостойные не поняли того, что говорится таинственно. И еще по многим другим побуждениям говорит Он притчами.

Вышел сеятель, то есть Сын Божий. Вышел из недр Отца и из Своей сокровенности и сделался видимым. Кто же вышел? Тот, кто всегда сеет. Ибо сын Божий не перестанет всегда сеять в наших душах добрые семена не только тогда, когда учит, но и через мир сей, и через те явления, которые совершаются с нами и около нас. Он вышел не за тем, чтобы погубить земледельцев или выжечь страну, но затем только чтобы сеять. Ибо земледелец часто выходит не за тем только, чтобы сеять, но и за другим. Господь вышел сеять семя Свое. Ибо слово учения у него было собственное, а не чужое. Пророки, например, что не говорили, говорили не от себя, но от Духа; почему и говорили они, что это говорит Господь. А Христос имел семя Свое; потому, когда и учил, Он не говорил "это говорит Господь", но - "я говорю вам".

И когда он сеял, то есть учил, иное семя упало при дороге. - Не сказал "сеятель бросил", но - упало, потому что сеятель сеет и учит, а слово падает в сердца слушателей. Они-то и оказываются или дорогой, или камнем, или тернием, или землей доброй.

Когда ученики спросили о притче, Господь сказал им: Вам дано знать тайны Царствия Божия, - вам, желающим научится, ибо всякий просящий получает. А прочим недостойным таинств, они собираются прикровенно, а таковые кажутся видящими, но не видят, и слышащими, но не разумеют, но это для их же блага. Потому что Христос для того сокрыл сие от них, чтобы они, познав таинства и презрев их, не подпали большему осуждению, так как знающий и пренебрегающий достоин тягчайшего наказания.